Экономический кризис и со­циально-экономический потенциал современной семьи

Print PDF

Экономический кризис, затронувший экономику практически всей Африки в 80-е годы, свертывание госсектора не могли не отразиться на ситуации с женской занятостью. Именно женщины — как наи­более дискриминированная в оплате труда и наиме­нее квалифицированная часть современной рабочей си­лы — первыми понесли потери.

Начавшийся тогда рост женской безработицы выразился в том, что к 90-м годам доля женской рабочей силы Африки, занятой в фор­мальном секторе экономики, упала с 6% (1985 г.) до 5%. И даже в такой традиционно женской сфере деятельности в неформальном секторе, как торгов­ля, темпы роста занятости лучшей части населения упали в этот период с 6 % (1980/1985 гг.) до 2 % (1985/1990 гг.). Эту в общем неблагоприятную картину завершает столь же неблагоприятный исследовательский про­гноз, суть которого сводится к тому, что ближайшие перспективы производительного использования жен­ских трудовых ресурсов континента отчетливо не просматриваются.

Повышение эффективности их использования, по предположениям ученых, будет за­висеть от положительных сдвигов в сфере общей за­нятости молодых государств, от участия международ­ных организаций (МОТ, ЭКА и других) и националь­ных правительств в решении данной проблемы. В результате всего, сказанного в этом разделе, мо­жет сложиться впечатление, что русская женщина, поселившаяся в Африке, тем самым обрекает себя на полное материальное самообеспечение, что она в одиночку организует семейный бюджет, самостоя­тельно обеспечивает экономическую жизнедеятель­ность семьи. Конечно, это не так, хотя жизненные ситуации бесконечно многообразны, и зачастую наша соотечественница может раньше или позже оказаться в подобном положении (чему в тридцатилетней прак­тике немало прймеров).

В нашем сознании со­циально-экономический потенциал практически лю­бой современной семьи (особенно городской) прочно связан с участием и мужа, и жены в общественном. В указанную категорию входят и африканцы — выпускники вузов и университетов нашей страны, как уже упоминалось, только в середине 80-х го­дов в СССР обучалось и проходило стажировку в высших и средних специальных учебных заведениях и НИИ около 25 тысяч человек. Более чем практика подготовки в нашей стране нацио­нальных квалифицированных кадров из Африки дала ощутимые плоды: на некоторых направлениях соци­ально-экономической жизни целого ряда африкан­ских стран прослойка выпускников наших вузов уже столь значительна, что способна оказывать известное влияние на выбор путей решения жизненно важных проблем страны (Руанда, Бурунди, Гвинея, Мозам­бик, Ангола).

Особенно заметно это влияние в афри­канских странах, с еще не сложившейся собственной высшей школой (например, в РЭГ или Кабо-Верде). В Республике Экваториальная Гвинея обучавшиеся у нас в стране специалисты составляют сегодня костяк (примерно 70 %) квалифицированных кад­ров страны. В Анголе — это практически полно­стью подготовленный в наших военных учебных заведениях офицерский корпус Как и их русские жены , специалисты-африкан­цы, получившие образование в бывшем СССР в 60- 70-е годы, по большей части устроены хорошо.

Выпу­скники наших вузов первой волны для развивающих­ся стран работают в канцеляриях президентов афри­канских государств, в аппарате ЦК правящих партий, занимают министерские кресла и ответственные ди­пломатические посты, возглавляют частные фирмы и национальные учебные заведения, авиакомпании, представительствуют в международных организациях. Иными словами, эта категория уже прочно «встала на ноги», заняла вполне определенное место в обществен­ной и экономической жизни своих стран. Однако столь благополучное состояние, естественно, складывается не у всех. Трудоустройство в африканских государствах быв­ших советских выпускников имеет ряд особенностей.